Геоэкономические последствия пандемии COVID-19: итоги 2020 года и прогнозы на 2021 год

Завершился сложный, противоречивый и неоднозначный 2020 год, который стал экзаменом на зрелость для всей мировой экономики, для всех государств и различных международных объединений. Пандемия COVID-19 обнажила острые проблемы в сфере геоэкономики и международных отношений, здравоохранения, образования, транспортной инфраструктуры, логистики и т.д. В то же время теплится осторожная надежда на то, что человечество извлечет необходимые уроки из проблем 2020 года и учтёт их в начавшемся 2021 году.

Пандемия COVID-19: важнейшие уроки для человечества

В течение 2020 года пандемия COVID-19 унесла более 1,6 млн человеческих жизней, и более 75 млн людей на Земле болеют сейчас. По данным «Financial Times», количество смертей в результате заражения COVID-19 составляет примерно 10 000 в день [1]. Безусловно, пандемия – это общечеловеческая проблема, требующая максимально оперативного, совместного и скоординированного ответа всего мирового сообщества. К сожалению, глобальные институты и даже ведущие государства мира оказались не готовы к пандемии COVID-19. Во всём мире обнаружилась нехватка высококвалифицированных специалистов-вирусологов, дефицит поликлиник, больниц, госпиталей и лабораторий, качественного медицинского оборудования, аппаратов искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), доступных медикаментов и т.д.

Как отмечают аналитики, начало 2021 года омрачено усилением антикарантинных мер по всему миру. Закрываются многомиллионные города. Власти некоторых стран говорят о потере контроля над вирусом, который непрерывно мутирует. Больницы перегружены и находятся на пределе своих возможностей. Даже западные государства вынуждены продлевать и усиливать карантинные ограничения, в том числе вводить лимит на поездки в радиусе 15 км в зонах особого риска, где число новых случаев COVID-19 превышает 200 на 100 тысяч жителей.

На этом тревожном фоне в мире наблюдается политизация проблемы COVID-19, а также контрпродуктивный поиск виноватых в появлении коронавируса. Началась жесточайшая борьба за рынки сбыта вакцин против COVID-19. Углубляется разрыв в обеспечении антивирусной вакциной между ведущими державами мира и государствами третьего мира. Правда, действует глобальная программа «Covax Facility», предусматривающая поставку 2 млрд доз вакцины к концу 2021 года и должна охватить 20% наиболее уязвимых слоёв населения в 91 стране с низким и средним уровнем дохода, однако этого недостаточно. По данным главы ВОЗ Тедроса Гебрейсуса, применение вакцин от коронавируса началось в 42 странах мира, 36 из которых – развитые страны: «Богатые страны скупили большую часть поставок различных вакцин. Мы также видим, что страны с высоким и средним уровнем дохода на душу населения, которые являются участниками COVAX, заключают дополнительные двусторонние сделки. Это потенциально увеличивает цену для всех и означает, что люди из групп высокого риска в беднейших и наиболее маргинализированных странах не получат вакцину» [2].  В связи с этим глава ВОЗ подчеркнул, что вакцинальный национализм вредит всему миру: «Я настоятельно призываю страны, которые закупили больше вакцин, чем им нужно, и которые контролируют мировые поставки, также незамедлительно пожертвовать и передать их COVAX» [3].

В то же время в мире появилось понимание того, что в условиях новых вызовов и угроз существенно возрастает роль национальных государств, без которых невозможна адаптация общества к новым реалиям. Только государство способно предпринимать централизованные и своевременные шаги по установлению контроля над пандемией, оказанию финансовой помощи предприятиям и гражданам, лишившимся работы и стабильного заработка. Только государство может установить максимально безопасный режим предоставления медицинских и образовательных услуг и т.д. Таким образом, в непредсказуемых условиях XXI века рано списывать со счетов государство как институт власти. Перефразируя слова У. Черчилля, можно сказать, что у государства много недостатков, но ничего лучшего человечество пока не придумало.

В целом, человечеству надо научиться жить в новых геоэкономических и геополитических реалиях, поскольку полностью победить COVID-19 невозможно, учитывая, что он продолжает мутировать. В то же время вирусологи надеются, что заболеваемость вирусом должна постепенно снизиться благодаря формирующемуся коллективному иммунитету.

Новые тренды в сфере геоэкономики

Важно осознать, что мир уже никогда не будет прежним. Наступила «новая нормальность» с её неизбежными ограничениями на перемещение людей, запретами на деятельность отдельных секторов экономики, локдаунами, разрывом прежних глобальных цепочек поставок и т.д. [4]. Остановились тысячи промышленных предприятий, исчезли миллионы предприятий малого и среднего бизнеса. Серьёзно пострадала сфера услуг. Резко снизились масштабы транспортных перевозок.

По прогнозу экспертов МВФ, в результате пандемии COVID-19 в 2020 году мировой ВВП сократится на 4,4%. По мнению главы МВФ Кристалины Георгиевой, в ближайшие 5 лет мировая экономика потеряет $28 трлн. В то же время, по прогнозу МВФ, в 2021 году глобальную экономику ждёт восстановительный рост. Мировой ВВП может вырасти на 5,2%, а в последующие годы темпы роста мировой экономики составят 3-4%.

Не менее важны социальные последствия кризиса. Так, По мнению американского эксперта Роберта Мэлли, 150 млн человек оказались за чертой крайней бедности. Более того, в ряде беднейших государств мира можно ожидать дальнейшего роста числа безработных и дальнейшей пауперизации населения. При этом границы, отделяющие экономическое недовольство от социальных волнений и социальные волнения от вспышек насилия, станут совсем тонкими [5].

Исходя из этого, можно предположить, что в начавшемся 2021 году продолжится процесс структурной перестройки глобальной экономики, а также экономик отдельных стран. Какие-то отрасли прекратят своё существование, другие, напротив, восстановятся и вырастут в соответствии с изменившимся спросом и предложением. Предприниматели будут всё чаще практиковать сокращенную рабочую неделю и удаленную работу. В сфере образования набирает обороты дистанционное образование со всеми его плюсами и минусами.

В новых социально-экономических условиях всё больше людей будут переселяться из крупных мегаполисов в небольшие города и деревни. Например, согласно исследованиям компании PwC, жители крупных городов переосмысляют свой быт в свете пандемии и начинают по-новому оценивать важность просторного жилья, зелёных насаждений и межличностных связей внутри локального сообщества. Жёсткие карантинные меры заставляют всё больше британцев задуматься о том, чтобы покинуть Лондон и присмотреть жильё за городом. В итоге население Лондона может в 2021 году сократиться впервые за 30 лет [6].

«Saxo Bank» также прогнозирует опустошение крупных городов, но увязывает этот процесс с возможным повсеместным введением т.н. безусловного базового дохода (ББД): «Новый безусловный базовый доход также приводит к изменению отношения к балансу работы и личной жизни, поскольку теперь у многих молодых людей появилась возможность остаться там, где прошло их детство. В то же время профессионалы начинают уезжать из крупных городов по причине исчезновения рабочих мест, низкого качества жизни, завышенных цен на квартиры в районах с высоким уровнем преступности. Крупные города теряют свою привлекательность» [7].

Важно отметить, что в условиях пандемии COVID-19, продолжающегося кризиса ВТО и усиливающегося протекционизма глобальный мир оказался разрезан на отдельные регионы и сегменты. На смену глобализации пришла регионализация мировой экономики. Сбываются прогнозы экономистов о том, что в мире начинают формироваться обширные макрорегионы, причем обострившиеся экономические проблемы заставляют объединяться ранее непримиримых конкурентов.

Яркое свидетельство тому – подписание 5 ноября на полях 37-го саммита АСЕАН соглашения о создании Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП) – огромной зоны свободной торговли, в которую вошли 10 стран-членов АСЕАН, а также Китай, Япония, Республика Корея, Австралия и Новая Зеландия. Обладая самым большим населением в мире, самым разнообразным составом и растущим потенциалом развития, новая платформа свободной торговли может внести важный вклад в восстановление и рост глобальной экономики [8].

По мнению экспертов, одним из главных последствий запуска ВРЭП станет дальнейшее продвижение Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в качестве центра либерализации, торговли и роста в мировой экономике. Если текущие тенденции роста в США и Китае сохранятся в ближайшие 3-4 года, Китай может обогнать США по абсолютному уровню ВВП по рыночным обменным курсам уже к 2024-2025 гг. Роль Китая и АТР как основного источника спроса и важнейшего глобального рынка для поставщиков ощутимо возрастёт в ближайшие годы [9].

Важным фактором для мировых рынков становится стремительный рост государственных вливаний, направленных на восстановление экономики. Ожидается, что этот тренд сохранится и даже усилится в начавшемся 2021 году. Эксперты прогнозируют, что администрация Джозефа Байдена направит на эти цели новые триллионы долларов (на первом этапе будет выделено $900 млрд). Предполагается, что новые рекордные вливания не приведут к росту инфляции, а будет «переварен» отложенным спросом со стороны американцев, что только ускорит восстановление американской экономики. После обещаний Дональда Трампа обеспечить упорядоченную передачу власти команде Джозефа Байдена финансовые рынки заметно оживились [10].

Тем не менее, не может не тревожить тот факт, что на фоне масштабных вливаний в экономику мировой долг впервые превысил $272 млрд. По данным экспертов американского Института международных финансов (IIF), среди развитых стран самую тяжёлую долговую нагрузку испытывают США, Япония, Великобритания, Южная Корея и государства еврозоны. Так, в Соединённых Штатах задолженность правительства, граждан и бизнеса превышает 383% ВВП страны. В Южной Корее значение составляет 358% ВВП, в еврозоне – 416%, в Великобритании – 501%, а в Японии – 633%.

Уже по итогам 2020 года объём международного долга способен достичь 365% мирового ВВП. Таким образом, задолженность всех государств более чем в 3,5 раза превысит размер глобальной экономики [11]. По мнению аналитиков, стремительное наращивание долгов рискует обернуться новыми вызовами для мировой экономики. Как предполагает главный аналитик ГК «ТелеТрейд» Марк Гойхман, основные риски заключаются в возможности массовых дефолтов на различных уровнях и долговых кризисов. Это, в свою очередь, рискует нанести огромный ущерб финансовым системам, банкам и производству [12].

В этих условиях трансформируется и финансовая архитектура мира. В частности, многие западные и российские аналитики ожидают, что в 2021 году сохранится тренд к ослаблению доллара по отношению к основным мировым валютам, чему будет способствовать сохранение ультрамягкой монетарной политики ФРС. Процентная ставка будет оставаться на текущем уровне до достижения инфляции целевого значения в 2% и какое-то время после этого [13].

Доллар продолжит терять позиции и в сфере мировой торговли. Так, по данным Посла КНР в РФ Чжана Ханьхуэя, доля расчетов в национальных валютах в торговом обмене между КНР и РФ выросла в 2020 году до 25%, тогда как 7 лет назад она составляла лишь 2% [14]. Кроме того, согласно прогнозам «Saxo Bank», в 2021 году Китай может также ввести в широкое пользование цифровой аналог юаня, что позволит упростить взаиморасчёты внутри страны и снизить долю незаконных операций. Более того, в перспективе цифровой юань может приобрести популярность и в международной торговле: «Стабильность китайской валюты и присущая технологии блокчейна прослеживаемость и контролируемость практически устранят риск оттока капитала и незаконного вывода средств из страны. Эта идея хорошо сочетается с принятой Китаем стратегией двойной циркуляции, так как увеличивает прозрачность внутренних операций и стимулирует использование юаней во внешних, делая его заманчивой альтернативой доллару» [15]. При этом основным отличием цифрового юаня от криптовалют является наличие единственного эмитента в лице Народного банка Китая.

Неоднозначные процессы наблюдаются и в сфере криптовалют. Например, по данным экспертов BBC, биткоин меньше чем за месяц подорожал с $20 000 до $42 000 (8 января т.г.), а затем вновь рухнул до $32 000. Некоторые инвесторы ждут дальнейшего падения – вплоть до $20 000, а затем нового витка роста. Одной из причин популярности биткоина может быть желание инвесторов застраховать хотя бы часть своих активов от инфляции [16]. По мнению главного инвестиционного директора компании «Guggenheim Partners» Скотта Минерда, бурный рост стоимости биткоина не может продолжаться бесконечно. Настало время зафиксировать прибыль, то есть некоторые инвесторы сейчас продают криптовалюту по высокой цене в ожидании снижения котировок. Что касается долгосрочной перспективы, то стоимость биткоина может вырасти до $400 000 [17].

Сохранится в 2021 году и тренд на увеличение доли золота в резервах ряда государств мира. Так, по данным Банка России за 11 января т.г., в 2020 году доля золота в составе международных резервов РФ впервые в истории превысила долю доллара США. По состоянию на 30 июня 2020 года, 22,9% активов ЦБ было размещено в золоте. В денежном выражении это $128,5 млрд из совокупных $ 561 млрд. В долларах было номинировано 22,2 % активов, то есть $124,6 млрд. С апреля 2020 года регулятор не закупает золото, в физическом выражении его запасы остаются на уровне 73,9 млн тройских унций. Доля выросла за счет подорожания драгметалла. В 2020 году цены на золото выросли на 25% [18].

Мировой рынок углеводородов: состояние и перспективы

В связи с пандемией коронавируса в 2020 году по всему миру были введены ограничения, которые привели к экономическому спаду. Из-за ограничений на передвижения людей резко снизился спрос на топливо, после чего обвалились цены на нефть. Котировки нефти Brent в апреле опускались до 20 долларов за баррель, а фьючерсы на американское сырье WTI вообще уходили в отрицательную область [19].

В последние месяцы наблюдается рост и восстановление котировок, хотя потребление нефти еще не достигло докризисного уровня. По прогнозам Всемирного банка, «пандемия окажет длительное воздействие на потребление нефти, которое, как ожидается, к концу 2021 года останется на 5% ниже тренда, отмечавшегося до начала пандемии».

Согласно оценкам Агентства энергетической информации Минэнерго США, в I-м квартале т.г. цены на нефть «Brent» в среднем составят $47 за баррель, а к IV-му кварталу средняя цена вырастет до $50. По мнению экспертов Банка России и Министерства экономики России, стоимость российской нефти «Urals», которая обычно торгуется с дисконтом к «Brent», по итогам 2021 года составит $45 за баррель.

Останутся ли мировые цены на нефть на уровне свыше 50 долларов за баррель? Эксперты «Financial Times» дают на этот вопрос положительный ответ: «Нефтяной рынок получил импульс на фоне планов по реализации массовой вакцинации. Однако после нескольких месяцев локдауна и запрета на путешествия, результатам которых стало резкое сокращение потребления и падение цен, можно ли считать такого рода оптимизм оправданным? На фоне отскока экономики потребление будет расти. Это может компенсировать любое количество дополнительных баррелей, производимых странами-членами ОПЕК, Россией и другими партнерами по сделке, которые договорились ранее о рекордном уровне сокращения. Этот альянс выглядит хрупким, однако худшим из возможных вариантов стал бы неконтролируемый выброс на рынок миллионов баррелей нефти. Все участвующие в соглашении стороны хотят избежать обрушения цен, и поэтому более вероятным можно считать такой вариант, при котором любая коррекция будет соответствовать отскоку в области спроса» [20]. Некоторые российские эксперты делают ещё более смелые прогнозы. Например, президент инвестгруппы «Московские партнёры», профессор Высшей школы экономики Евгений Коган предполагает, что цена нефти на конец 2021 года может составить $61-62 за баррель марки «Brent».

* * *

Как свидетельствует анализ геоэкономической ситуации в мире, 2021 год может стать годом восстановления глобальной экономики, хотя на этом пути человечество ожидает немало сложных проблем. В первую очередь, это дефицит финансовых ресурсов у многих развивающихся стран мира, ограниченные возможности глобальных программ вакцинации, рост социального неравенства как в мире, так и в отдельных государствах, проблема безработицы, политическая нестабильность и т.д.

Тем не менее, есть основания полагать, что человечество, приобретя некоторый опыт в 2020 году, сумеет взять пандемию COVID-19 под контроль и вернуться на путь устойчивого развития мировой экономики.

Не исключено также, что нас ожидает новый виток глобализационных процессов, причем формирующиеся ныне макрорегионы могут стать опорами будущего многополярного мира. Изменится и финансовая архитектура мира, хотя этот процесс займет немало времени. Многое, однако, будет зависеть от геополитической ситуации в мире и его отдельных регионах, но об этом речь пойдёт в следующих публикациях.

_______________

[1] Forecasting the world in 2021 // https://www.ft.com/content/cbfe6821-c70b-4e4d-977b-979bfe929fd3&sa.

[3] Глава ВОЗ: Большую часть вакцин от коронавируса закупили богатые страны // https://informburo.kz/novosti/glava-voz-bolsuyu-cast-vakcin-ot-koronavirusa-zakupili-bogatye-strany.

[5] Там же.

[4] Шохин: у российской экономики есть поводы для оптимизма в 2021 году // https://tass.ru/interviews/10430831?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop.

[5] 10 Conflicts to Watch in 2021 The world in 2021 will be haunted by the legacies of 2020: an ongoing pandemic, an economic crisis, Donald Trump’s divisive presidency—and new threats emanating from wars and climate change // https://foreignpolicy.com/2020/12/29/10-conflicts-to-watch-in-2021-ethiopia-iran-yemen-somalia-venezuela.

[6] London’s population could decline in 2021 for the first time this century. Here’s why people are leaving // https://www.cnbc.com/2021/01/08/why-uk-workers-are-leaving-london-amid-the-coronavirus-pandemic.html.

[7] Морозова Т. Датский Saxo Bank опубликовал «шокирующие прогнозы» на 2021 год // https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2020/12/08/850046-datskii-saxo-bank-opublikoval-shokiruyuschie-prognozi-na-2021-god.

[8] Подписание соглашения о ВРЭП является «победой мультилатерализма и свободной торговли» // https://dknews.kz/inner-news.php?id_cat=20%20&&%20id=138362.

[9] Лисоволик Я. ВРЭП: ключевая веха в развитии мегарегионализма // https://ru.valdaiclub.com/a/highlights/vrep-klyuchevaya-vekha-v-razvitii-megaregionalizma.

[10] Комряков А. Соединенные Штаты готовят долларовую лавину. Америка намерена убрать валютный «козырёк» // Независимая газета, 11 января 2021 г.

[11] Иванов В. Денежный вирус: мировой долг впервые превысил $272 трлн // https://russian.rt.com/business/article/804327-mirovoj-dolg-272.

[12] Там же.

[13] Комряков А. Соединенные Штаты готовят долларовую лавину. Америка намерена убрать валютный «козырёк» // Независимая газета, 11 января 2021 г.

[14] Donya-e Eqtesad (Иран): Россия и Китай — на пути к полному отказу от доллара // https://inosmi.ru/economic/20210111/248883283.html.

[15] Иванов В. Электронный соперник: сможет ли цифровая валюта Китая потеснить доллар в международных расчётах // https://russian.rt.com/business/article/817988-cifrovoj-yuan-dollar-konkurenciya.

[16] Биткоин подорожал до 42 тысяч долларов, а потом рухнул. Что случилось? // https://www.bbc.com/russian/features-55622938.

[17] Там же.

[18] Коржова Д. Золото впервые обошло доллар в резервах России // https://thebell.io/zoloto-vpervye-v-istorii-oboshlo-dollar-v-rezervah-rossii.

[19] Козловский С. Что будет с экономикой России в 2021 году? Коронавирус может опять все испортить // https://www.bbc.com/russian/features-55469657.

[20] Forecasting the world in 2021 // https://www.ft.com/content/cbfe6821-c70b-4e4d-977b-979bfe929fd3&sa.

11 января 2021 г.